Maria (mas_on) wrote,
Maria
mas_on

  • Music:

Черногория

Видит горы и леса,
Облака и небеса.
Но не видит ничего,
Что под носом у него.
(Хармс, вон оно как)

Вообще говоря, этот стишок про меня. Иногда наличие гор и лесов в реальности даже не требуется, хватает облаков.
В Черногории, однако, реальность оказалась слишком проявленной, чтобы ее игнорировать. Впрочем, и нереальность тоже.

[О камнях]***


Минут сорок вверх - и ты на высоте птичьего полета. Внизу - далеко, если это Езерский врх (ох уж эта экономия на гласных), и буквально под ногами, если склон над Котором, - аккуратные красные крыши, как рисуют на картинках. Первый пейзаж еще и в дымке - sfumato, для полноты эффекта.

Снизу, с воды, можно увидеть большое теплое одеяло с фактурными заплатками - ландшафтный пэчворк. Можно - наложенную на некую заготовку текстуру топографической карты с условными обозначениями. Вертикальная штриховка - кипарисы, горизонтальная - сосны.
Если заглянуть подальше, то, конечно, и тектонические процессы можно рассмотреть. Но я сегодня о том, что под носом. Под носом - пещеры. Но не достать - высоко, никакой пещерный медведь не доберется.
Почему так тянет в пещеры, шалаши, воображаемые дома на дереве? Карманная иллюзия безопасности? Или что-то более архетипическое?

Скалы хороши тем, что в их масштабе теряешься. Причем это фрактал - изменив масштаб, получаешь тот же эффект. Нет никакой разницы, кто забрался в щель между камнями, чтобы не испариться преждевременно, и слушает шум большой стиральной машины в режиме мягкого полоскания, ты или какой-нибудь маленький крабик. Разве только в том, что крабик не чувствует себя пингвином, вылезая из воды.

Кстати, проверенный рецепт возвращения в реальность. Берете море (соль, йод и ветер по вкусу), разбрасываете по его границе гальку и крупный песок, выбранным случайным образом камням придаете чуть больше устойчивости (для концентрации внимания) - и все, можно пользоваться. Просто и красиво, не правда ли?
Примечание: не забудьте снять обувь!

Не помню, какой раз я читала "Знак четырех", когда во мне, как след туземца Тонги в креозоте, отпечаталась мысль о влиянии цивилизации на человека. Первым ее последствием стало стремление при ходьбе расставлять шире пальцы. Зачем? Во всяком случае не для того, чтобы сознательно увеличить площадь опоры. Вероятно, хотелось думать, что изменения обратимы.
Почему-то ни "Борьба за огонь", ни другие профильные вроде бы источники знаний мыслей цивилизационного характера не вызывали. Там было скорее наоборот, о единстве и преемственности.

Да, у обуви определенно есть недостатки. Достоинства тоже очевидны, кроме одного: ее можно снять.

Нет, в самом деле. Не так уж много способов почувствовать, что камень - мягкий. Не уверена, что у Тонги была такая возможность.



[О звуках]***


Несколько ночей был сильный ветер. Разносил хлопанье дверей и непонятное звяканье по снам, а полотенца - по городу.
Вечером кто-то ненадолго включал скромные колокола. Особенно скромные, если вспомнить густой звон, плывущий по реке по утрам у нас. Но свою функцию они исправно выполняют. И с размером церквей гармонируют.
Самую высокую (и красивую) колокольню мы видели в монастыре Режевичи - с трехэтажный дом, может быть, два яруса колоколов. А обычные - просто надстроенные стенки, с одним, редко тремя, колоколами. К нам звук прилетал как раз с таких. Вспоминали прошлогодний отпуск в Стамбуле - с вечерами на террасе, окруженной морем огней и каноном муэдзинов.

В Херцег-Нови муэдзинов слышно не было. На главной площади Старого города за столиками сидели люди - кроме одного, он стоял и пел красивым крепким голосом. Иногда ему подпевали, но больше никакого аккомпанемента. Среди слушателей - два священника.
А на другом конце города поймали гитару. Кто-то - со света показалось, что девушка - играл в полутьме пустой церкви что-то классическое. Этюд, даже два: музыкальный и живописный.

В ресторане все подавали в волнообразной балканской аранжировке: и "Подмосковные вечера", и мелодии зарубежной эстрады, и местные хиты. Не самое привычное трио: контрабас, гитара и аккордеон. Гитарист-пенсионер, похоже, когда-то был тенором, попытался спеть даже кусочек "O sole mio". Тяжеловато это ему давалось.
Но мы-то знаем, что главные в пироге - альты. В данном случае - контрабас. И его задача - придавать особенный вкус. Как у тунца - салату с тунцом. Ладно, преувеличиваю. Как у оливок - всему остальному.

Кстати, о салатах. Сложилось впечатление, что все салаты в Черногории отличаются одним ингредиентом. Шопский салат - это сербский, посыпанный тертым негушским сыром. Про салат с тунцом догадайтесь сами.

И про оливки, раз уж речь зашла.
Говорят, где-то в районе Бара есть дерево возрастом 2000 лет. Мы не видели, но я верю. Ну где еще, если не там.
Мы шли в Старый город из Нового Бара - это 5 км от моря. И это 4 км оливковых рощ. В геральдике нельзя накладывать друг на друга металлы и смешивать эмали, поэтому пусть рисунком щита и квитэссенцией этой дороги будет золотое с изумрудным поле и серебряная веточка на нем.
На самом деле краски - это просто краски, они выцветают и немного трескаются. Но так получается уже другой жанр - не геральдика, а икебана.

А в основном, конечно, слушали сербский язык.
Нагромождение согласных делает его более жестким, чем русский. Но кое в чем сербский мягче. Это я поняла, когда мы приехали и брат нашего хозяина позвал его: "Игорэ!" Редкого человека можно так же мягко позвать по-русски полным именем.
Любопытно, что несмотря на экономию букв, числительные в сербском в среднем длиннее. Сравните "четрдесет" и "сорок". С другой стороны, сразу понятно, кто на ком стоял.
"Брат", "сестра", "тетка" - это приятно. Кому-то может быть приятно отгадать, что за джем в круассане называется "ягода".
Детей почему-то хвалят итальянским "браво".

Учебник говорит, что в сербском аж четыре типа ударения. Кто различит такие нюансы, не зная языка, тому ягоду. Мне бросалось в ухо только очень частое ударение на первый слог. Поэтому приезжали мы в ПодгОрицу, а уезжали уже из ПОдгорицы.



[Об истории]***


У стены Цетинского монастыря - липы, под липами оживленно спорит группа мужчин. То и дело упоминается Югославия. В наших декорациях - допустим, Кириллов, березы и СССР - они говорили бы про футбол (про хоккей все-таки лучше в тепле). Здесь - про теннис.

А в Которе раньше, наверное, только и говорили, что про корабли. Не зря же Петр Первый посылал сюда подданных на стажировку.
В начале 20 века в этом городе моряков учредили титул Малого адмирала - для мальчишек двенадцати лет. Выбирали раз в год, а двенадцать лет бывает раз в жизнь, поэтому шанс был всего один. Но можно представить, какими героями чувствовали себя избранные счастливчики.

Черногория долгое время была буферной зоной - между Восточной и Западной Римской империей, между Османской империей и Венецианской республикой, между кем только не. Правителям приходилось непросто - настолько, что однажды в 1516 году князь Георгий V Черноевич не вернулся из мирной поездки в Венецию. Наследников не осталось, и главой государства стал митрополит.
Теократия как форма правления всегда пользовалась определенной популярностью. В Европе были примерно в это же время Мальтийский орден и Папская область. Ну и в Черногории ничего особенного, казалось бы. Папу выбирают, митрополита - тоже. Действительно, так и происходило - до 1697 года, когда митрополитом стал Данило Петрович-Негош. После этого посох митрополита 150 лет передавался от дяди к племяннику. Наследственная христианская теократия. Удивительно, чего только не бывает в мире.

Раньше было просто: если кто-то хочет контролировать какую-то область, то строит крепость. Может построить и новую (или хотя бы башню внутри старой) по соседству с уже существующей, если находит более выгодную точку. Так получилось, например, в Херцег Нови.
Те, кто хочет контролировать область побольше, строят крепость на горе - желательно, непроходимой со всех сторон. Такую построили венецианцы в окрестностях Бара, на скале вокруг маленькой церкви. Не так высоко, как Монсегюр, но все равно впечатляет. Где при всем этом гарнизон брал воду, непонятно - сообщают только, что хранилась она в цистерне.

Турецкий подход к водоснабжению был более основательным - они построили акведук. Конечно, не для маленькой крепости на скале, а для большого города на склоне горы. Спустя тысячу лет технологическая традиция вернулась в границы Римской республики.


В Черногории всего одна железнодорожная линия. Она соединяет морской порт Бар и столицу Сербии, Белград. Один раз нам повезло увидеть поезд. Он вез новенькие Фиаты из Белграда. Таксист рассказал, что их паромом переправляют в Италию, а оттуда - в Америку. Тоже о путях миграции технологий.



[О Стамбуле]***


В Стамбул возвращаешься уже почти как домой.
Свежий апельсиновый сок. Запах жареных каштанов. Ветер из Азии. Закат подсвечивает облака. Золотой Рог переливается золотым. Народ спешит по своим делам - кроме рыбаков, у них свое измерение времени.

Солнце садится быстро. Если закрыть глаза, а потом открыть - прежнего уже не увидишь. Нужно ли - другой вопрос.
Tags: впечатления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments